Меню

Новые статьи

  •  
     

    История белорусского миллионера

    Зацепило. Ибо за жизнь! Не велосипедное. Просто рассказ о том, что есть, что было и что может быть. Это история одного белорусского миллионера. Не казнокрада, одного из первых фермеров который мыслил и действовал масштабно. А также поучительная, в том аспекте что если есть у тебя цель и ты много работаешь, то ты можешь многого добиться. А также что на одном работающем бизнесе (как я понял одна птицефабрика) позволяла вести столь масштабное строительство и освоение целинных земель. Дальше рассказ от Дмитрия Корсака, фото: Аркадия Соболева, для onliner. by.

    Хозяйство Валентина Грицука занимает 64 гектара земли. Это в Мядельском районе, поселке Нарочь, Белая РУсь. Там ангары, фабричные цеха, многоэтажные здания и склады, заполненные техникой. Хозяйство похоже на маленькое но самодостаточное государство, а не простая ферма. Сам предприниматель шутливо эти земли называет не иначе как «страной в стране». Когда-то здесь жизнь била ключом, работали десятки единиц техники, строились здания, рождались грандиозные планы и претворялись в жизнь. Сегодня хозяйство Валентина Грицука не заброшено, но… Оно как будто замерло после того, как с хозяином случилось несчастье. Двенадцать лет назад Валентин Сидорович попал в большую беду, и теперь единственный постоянный обитатель этой «страны в стране» он сам. Валентин Грицук живет в маленьком ветхом деревянном срубе, тропинка к которой занесена снегом, видно, что уже несколько дней в дом никто не входил. Эта избушка — настоящее Валентина Сидоровича. Огромное здание сзади — прошлое, и возможно — будущее.

    Расчищаем дорожку к крыльцу дома. Открываем дверь. Внутри нас ждет Валентин Грицук. Встречать гостей на пороге он не может так как прикован к инвалидной коляске.

    Добро пожаловать в мой генеральный штаб!

    — улыбаясь, восклицает хозяин.

    Валентин угощает нас чаем, чтобы согреться. Так как в доме 10 градусов тепла, и рассказывает историю появления «страны в стране».

    Когда в начале 90-х появилась возможность создать фермерское хозяйство, я был одним из первых. В этих местах ничего не было – глухие леса и болота — даже на лошади было не проехать. Глубоко в лесу стоял хуторок — один дом, построенный лет сто назад, его я и купил тогда.

    Площадь моей земли предоставленной в пожизненно-наследуемое владение — 64 гектара. Поначалу сельхозугодий было всего 20 гектаров, остальное – непролазные чащобы и топи. Еще одна беда была это то, что большая часть территории сплошные холмы. И работать на них сельхозтехнике было практически нереально. Сначала я решил довести до ума землю. Заключил договор с институтом, и мы совместно с районными ПМК провели мелиорацию болот. Это был крупномасштабный проект — в течение сезона на объекте работало около 50-ти единиц техники. Холмы срезали. Болота осушили. А торф и сапропель из них обеспечили плодородность земли. На месте болот выкопали 5 больших прудов.

    Подвели воду, построили водонапорную башню, заполнили все пруды водой, запустили карпа, сазана, белого амура и толстолобика. К самому фермерскому хозяйству провели хорошую дорогу, телефонную связь и электричество. На все эти работы ушло несколько лет. Затем птицефабрика на 41 тысячу голов. Заполняли ее птичьим поголовьем месяц — птиц возили птиц с Приднепровья. Когда птицефабрика заработала, появились, наконец, первые свои, а не кредитные деньги.

    На эти деньги я стал строить следующие объекты. Также покупал сельхозтехнику — плуги, сеялки, комбайны, бульдозеры, гусеничные и колесные тракторы, КАМАЗ, и даже купил свой кран. Поставил 80-метровый ангар для хранения техники. Рядом возвел еще один — в нем рассчитывал выращивать свиней, коров, овец и кроликов. Отдельно построил свой растворо-бетонный узел. За счет птицефермы и с помощью этого завода мы и строили все другие объекты.

    А еще все эти годы у меня была пчелиная пасека на 100 ульев. А мед был очень хорош. Специалисты с Министерства здравоохранения просили, чтобы я его не в розницу продавал, а сдавал для фармацевтического производства.

    Многие, люди, как правило, заработав некоторые деньги, в первую очередь строят себе жилье, покупают себе дорогую машину. Вы так не сделали. Почему?

    У меня был конкретный и комплексный план развития. И для реализации этого плана требовалась каждая заработанная копейка. Я не собирался размениваться по мелочам и строил все здания одновременно. Это было разумно. До завершения грандиозного проекта оставалось год-полтора. Тогда бы все заработало в свою полную силу. Я бы переселился со своей избушки в нормальный дом, а вокруг, на все 64 гектара, жило бы и процветало бы маленькое самодостаточное «государство». За 5—7 лет я изучил около 90 профессий, вел бухгалтерию, сам проектировал, сам строил, сам садился за руль тракторов, КАМАЗов, сам проводил электрику, работал на кране.

    Валентин Сидорович задумался, подъехал к окну, посмотрел на свое заснеженное хозяйство. И сказал через плечо:

    А потом случилась беда. Время тогда было смутное. Лихие девяностые, так сказать. Многие сделки проводились через рукопожатие. Я людям привык доверять и неоднократно на этом обжигался. Помню несколько случаев, когда из ворот моей фермы выходили фуры с продукцией и растворялись где-то в России, никто ничего после найти не мог.

    6 января 2001 года Валентин Грицук отправил своих рабочих отмечать праздник и остался в своем генеральном штабе сам. Прямо там, в его доме на него было совершено нападение. Преступник жестоко избил фермера, повредил позвоночник, в нескольких местах проломил череп молотком, сломал 4 ребра, повредил легкое. Однако, Валентину Сидоровичу повезло – в тот вечер к нему на огонек решили заглянуть знакомые. Они нашли Валентина в критическом состоянии и завезли его в Мядельскую больницу. Доктора, сразу же заявили, что Грицук не жилец, и отправили его, полуживого, в областную больницу в Боровлянах. Операция длилась более 10 часов, Валентин Сидорович выжил, но остался прикованным к инвалидной коляске. Для того чтобы хоть как-то прийти в себя, потребовалось около полугода. Все это время маленькое «государство в государстве» оставалось без хозяина, на котором держалось буквально все.

    Вернувшись к полноценной жизни, Валентин Сидорович снова взялся за хозяйство, но ни сил, ни финансовых возможностей уже не хватало. На сегодняшний день ему пока что удается выходить в ноль. Ежегодно проводятся профилактические работы по сохранению уже построенного. Работают и земля, и техника. На безвозмездной основе фермер сдает трактора и пахотные земли местному СПК, те же, взамен, помогают ему с работой по хозяйству.

    Неужели за это время у Вас не нашлось ни одного единомышленника или помощника?

    Получалось так, что все, кто приходил с какими-то предложениями, рассчитывали быстро заработать денег и быстро уйти. Толковых предложений на долгосрочной основе до недавно вообще не было. Теперь, к счастью, со мной начали связываться люди, умеющие смотреть вперед дальше, чем на полгода. Ведем переговоры. Только представьте, сегодня здесь стоят законсервированными 2 фабрики, теплицы, цеха, офисные и складские помещения. Можно запускать производство, заниматься сельским хозяйством, агротуризмом, и это все в комплексе. Конечно, потребуются немалые инвестиции — около 5—6 миллионов долларов. Кредиты же я принципиально не хочу брать — наелся ими в былые годы. К слову сказать, на сегодняшний день у меня долгов нет — ни перед государством, ни перед партнерами. Все обязательства выполнены.

    Валентин, не боитесь жить один после произошедшего?

    А что у меня можно взять? Живу на пенсию по инвалидности. Сами видите — никакого шика в моем домике нет. Я владею собственностью на миллионы долларов, только если придет вор, то бетонные стены в кармане он не унесет.

    У Валентина Грицука есть жена и два взрослых ребенка. Но никто из них хочет создавать с Валентином Сидоровичем его маленькое государство. Жена живет в расположенном неподалеку поселке Нарочь, а дети перебрались в столичный Минск.

    У нас нет уже женщин, которые раньше назывались женами декабристов. Все хотят приехать на готовое. Не могу и я найти такую, чтобы со мной жила, в хозяйстве помогала, вместе мы бы точно наше маленькое государство построили. Может быть, вы мне с поисками поможете?

    – улыбается Валентин Сидорович. Он заканчивает свой рассказ и просит нас принести дров.

    Пока мы складываем в углу охапки дров он приглашает приезжать в гости летом. Обещает фантастическую рыбалку, море грибов и ягод. Говорит, что, может быть, уже к этому времени мы увидим в его владениях разительные перемены — все оживет и заработает. Прощаемся. Валентин Сидорович провожает до порога, крепко жмет руку. Напоследок говорит:

    Я в коляске уже двенадцать лет, но каждый раз, как только засыпаю, оказываюсь вновь здоровым — бегаю по делам, строю, на кране работаю, за рулем трактора пашу. Вот ведь как бывает!

    Ну и множественные комментарии на сайте, суть которых сводится к тому, что вот уже есть готовый министр сельского хозяйства. Человечище! Мужчина! Который сам это все делал, а не пилил откаты.

    Есть и другой комментарий. вот:

    Помню, как гонялся за нами в детстве с ружьем, когда мы у него рыбу в прудах ловили. Не такой он уже и святой, как тут написано. Многие люди, в том числе и я знаем, какой он был на самом деле человек (жесткий, корыстный, людей считал за животных). Долго рассказывать просто, да и нету причины.

    На него поступили ответы в стиле, если к тебе кто-то в холодильник залезет, и начнет твой корм хавать, то ты молчи. А что по детям солью стрелял, то увы, родители зачем не объясняют что есть чужое?

    realt. onliner. by/2013/01/29/belorusskij-millioner